112 114
Все новости
23.06.2017   Общие новости

Тревожные знамения: пять признаков того, что у вас «отжимают» бизнес

Источник: Forbes

Авторская колонка Андрея Цешинского в Forbes.

Некоторые предприниматели используют не совсем традиционные методы сохранения стоимости своих активов
С 2008 года российская экономика пережила уже два мощных кризиса. Оба оказали существенное влияние на бизнес, заставив затянуть пояса: пересмотреть стратегии, программу капитальных затрат, повысить эффективность  производственных процессов. Это традиционные, всем доступные,  хотя и не совсем простые и дающие быстрый результат способы. Некоторые предприниматели используют и не совсем традиционные методы сохранения стоимости своих активов – «отжать» долю у партнера.  Несправедливо по отношению к партнеру, зато быстро и эффективно.  Ниже мы поговорим об основных признаках того, как это происходит.

Непредоставление  информации. С 2000-х собственники российских активов использовали в основном цепочку «совместная компания на Кипре – акционеры на BVI (Британские Виргинские острова)» из налоговых соображений, а также с целью скрыть бенефициарных собственников. С Кипром у России было (и есть) соглашение об избежании двойного налогообложения. Между Кипром и BVI налогообложение отсутствовало и к тому же информация о собственниках BVI-компаний до сих пор не является публичной.Сейчас такая структура не так актуальна, т. к. в России поменялось законодательство о раскрытии информации о контролируемых иностранных компаниях и счетах в иностранных банках, но тем не менее традиция «подвешивать» российский актив под офшор осталась. Дополнительным аргументом использования офшоров может быть привязка к западной юрисдикции (кипрской или английской, например) на случай судебных разбирательств. В результате неконтролирующий финансовый партнер, имея долю только в совместной офшорной компании, наслаждается защитой толстого SHA (акционерное соглашение / Shareholders Agreement) и английского права, но это происходит  до тех пор, пока между партнерами все хорошо. Как только ситуация по каким-то причинам меняется, финансовый партнер становится запертым в офшоре, не имея доступа к информации об активе и лишенный возможности принятия быстрых судебных мер по защите своих прав непосредственно в активе (т. е. в РФ), т. к. любое существенное решение или действие от имени офшора (это наиболее частая ситуация для двух партнёров) требует согласия  директоров, представляющих каждую сторону, а ваш недавний партнер, естественно, против.Цель непредоставления  информации недобросовестным партнером – ограничить доказательную базу в случае судебных разбирательств. И это, по моему опыту, очень серьёзный козырь в корпоративном споре. Если у вас нет на руках доказательной базы, что ваш партнер ведет нечистоплотную игру, в западных юрисдикциях может понадобиться  несколько лет, чтобы этот барьер преодолеть, а за это время ваш совместный бизнес может стать чьим-то одноместным.Какие прививки можно рекомендовать от такого поведения? Если говорить о ваших правах на уровне офшора, то в этом случае необходимо, например, прописать в уставе/SHA право вашего директора (без участия директора вашего партнёра) самостоятельно запрашивать информацию, созывать собрания акционеров/совета директоров российского актива и номинировать и проводить  собственных кандидатов в совет директоров российского актива. При всех минусах российская правовая система предоставляет в этом отношении ряд эффективных прав, которые можно относительно быстро реализовать.  

Непрозрачная структура собственности и отсутствие консолидированной и аудированной  отчетности. Термин «непрозрачная структура собственности» используется достаточно часто, но может заключать в себе разный смысл. В некоторых случаях он означает невозможность понять бенефициара компании, но это не наш случай. В контексте нашей статьи бенефициар понятен, мы считаем, что знаем нашего партнера, а структура самого актива многоступенчата и запутана. К таким «непрозрачным» элементам относятся: (1) множественность юридических лиц, (2) наличие отдельных сбытовых структур,  перекрестное владение активом (частью активов партнеры владеют через совместную холдинговую компанию, а частью — напрямую). Сложная структура позволяет осуществлять многочисленные сделки между компаниями группы, скрывая реальную экономику отдельных направлений бизнеса и перемешивая расходы и доходы. Возможно манипулирование центрами прибыли – центр прибыли можно сместить в юрлицо, где доля финансового партнера минимальна. Cамо по себе разделение корпоративной структуры по функциям (например, холдинговые, производственные, сбытовые компании в рамках структуры) не является отрицательным фактором, но у такого разделения должна быть четкая логика. Если ее нет – это верный признак того, что вы не сможете получить четкого представления о положении дел. Наличие у партнера параллельного бизнеса и существенных оборотов с совместной компанией. Наличие у партнера других бизнесов – достаточно частая ситуация, и это, наверное, самый легкий способ обмануть партнера – перераспределить прибыль в пользу своего бизнеса, а расходы — в пользу совместного, особенно если это бизнесы в смежных отраслях.  Способы перераспределения общеизвестны: поставка сырья через контролируемую компанию, перераспределение оборотного капитала и кредитование собственного бизнеса за счет совместного, «перевешивание» расходов.Обороты между связанными сторонами должны контролироваться, а корпоративные документы —предусматривать одобрение незаинтересованными сторонами таких сделок. Не во всех случаях отсутствие оборотов говорит о том, что перераспределение прибыли не происходит – если расходы несет совместная компания (например, на персонал), а выгоду получает другая (т. е. собственная), то через анализ движения средств между компаниями вы это не увидите.Подобные конфликты интересов лучше всего устранять на начальном этапе партнерства – договариваться о независимости деятельности связанных компаний, наличии процедур заключения договоров со связными сторонами и определения условий таких договоров или, если бизнесы настолько интегрированы, сразу, на берегу, договариваться об объединении бизнесов. Предъявление к компании требований от непонятных контрагентов. Следующий (уже активный в отличие от описанных выше) этап отъема доли — подготовка  совместной компании к контролируемому банкротству. Этому предшествует появление требований от лица некрупных кредиторов. Кредиторы эти, как правило, никому не известные компании, не являющиеся основными поставщиками, оказавшими какие-нибудь услуги или осуществившими разовую поставку товара.  Дело быстро доходит до судебного разбирательства, суд подтверждает наличие задолженности при этом, если внимательно посмотреть на материалы дела, то совместная компания не сильно и сопротивлялась и почему-то не обжаловала решения суда в вышестоящих инстанциях. Далее следует заявление о банкротстве.Проведение процедуры банкротства совместной компании с целью отъема доли — процедура небыстрая, затратная, требующая определенных свободных финансовых ресурсов (например, для участия в торгах по выкупу активов совместной компании),  но в целом вполне легальная и дающая конечный результат. В результате процедуры ваш партнер, скорее всего, выкупит имущество совместного предприятия на параллельную, уже собственную компанию, предварительно скупив или урегулировав отношения с внешними кредиторами, которые заинтересованы продолжать работать с новой компаний, а ваша доля в совместном банкроте потеряет свою стоимость.Сопротивляться этой процедуре можно, но тоже сложно, долго и дорого, а с учетом того, что ваш партнёр будет «пользоваться» денежным потоком всего предприятия, то, к сожалению, в данной ситуации кто первый, у того и преимущество.  Законодательство в сфере банкротства поменялось в последние годы и полностью контролировать процедуру стало сложнее, появилась субсидиарная ответственность контролирующих компанию лиц и ответственность внешнего управляющего, но, тем не менее, обеспечение справедливости проведения процедуры требует значительных финансовых и менеджерских усилий.

Поручительства за третьих лиц. Отдельно коснусь способа подготовки к контролируемому банкротству, обеспечивающему контроль над существенной долей требований кредиторов в процедуре. Способ до банальности прост – выдача поручительства от лица совместной компании за компанию вашего партнера.  При этом вы, как акционер совместной компании, никак не можете влиять на установление («просуживание») требований к компании вашего партнера.Далее, если партнеру удалось законно выдать поручительство в пользу собственной компании, партнер может предъявить поручительство к вашей совместной компании и обеспечить себе значительную, а возможно, и контрольную долю требований кредиторов в процедуре банкротства, и значит, доведет эту процедуру до конца и в своих интересах. В качестве защиты от таких действий можно посоветовать закрепить в корпоративных документах совместной компании ваше право вето на сделки (среди прочих) по привлечению финансирования и выдаче поручительства и залогов. Ну и в качестве эпилога общий совет – тщательно выбирайте партнера, договаривайтесь на берегу об условиях партнерства. В идеале необходимо договориться о ваших действиях на все случаи жизни, в том числе порядок «развода» и взаимоотношения на случай финансовых сложностей (например, необходимости дофинансировать совместную компанию).И не жалейте денег на юристов при оформлении вашего партнерства. Ваше соглашение должно в обязательном порядке включать в себя положения о выходе одного из участников и быть составлено с участием грамотного юриста. Зачастую партнёры не имеют злого умысла как такового, но возникающие в жизни недопонимания в отношениях могут привести к действиям, которые одна сторона считает справедливыми и допустимыми, а другая расценивает как проявление непартнерского поведения, заслуживающего жесткой реакции. В таких случаях плохо составленные соглашения акционеров могут сыграть роль мины замедленного действия, вместо того чтобы ограничить стороны от некорректного поведения и предложить им цивилизованные средства разрешения конфликтов.